Моя Великая Отечественная
Интерактивный проект студентов-журналистов о войне


Живые герои

Успела записать
Воспоминания. Эмоции. Слезы.











Виктория Калестрова



Мария Аввакумовна Ждунова (Ушакова) (1924-2015) – ветеран Великой Отечественной войны, младший сержант, молочная сестра. Награды: Орден Отечественной войны II степени, медаль за освобождение Варшавы, медаль за взятие Берлина, медаль за победу над Германией в Отечественной войне

Мария Аввакумовна родилась в с. Мокшаны Пензенской области. Ей не было и двенадцати лет, когда её мать умерла от тяжелой болезни. Так, в 1936 году её семья потеряла кормилицу, и вся забота о детях легла на плечи отца. В юношестве Мария работала в детской консультации в качестве молочной сестры. К ней были прикреплены около ста двадцати ребятишек до года, которым она выписывала молоко и молочную кашу. За свою работу Мария получала двести рублей в месяц. Она рассказала о том, что не могла заработать даже на мешок картошки, который по тем временам стоил двести пятьдесят рублей.

Воспоминания Марии Ждуновой о том, как её взяли в батальон на фронт:

«Дежурю я на работе, и объявили как раз об освобождении Украины, тогда был 42-й год, на тот момент мне было 18 лет. Услышала по радио, что в штаб набирают рабочих. Наш военкомат находился в центре города, недалеко от моей работы. Прихожу на следующий день в консультацию, пишу заявление о приеме в штаб и отдаю секретарю в военкомат.

К концу рабочего дня приходит письмо, как «повестка в армию». На другой день я собираю узелок, небольшое одеяльце и иду в военкомат, с собой у меня тогда было три рубля. В военкомате нас набрали и отправили ехать в Пензу. Приезжаем в Пензу, и сразу один солдатик идет с нами и показывает девушек, которых уже набрали в штаб. Девушек было около двадцати в батальоне. На другой день нас довезли до Харькова, но там наш отряд не приняли. Затем мы отправились в г. Сумы, где и формировалась первая воинская армия, куда, собственно, я и попала. На другой день к нам приехал главврач из г. Лебедин и начал выбирать себе медсестру в помощники. Не знаю, почему я ему приглянулась, но он подошел ко мне и говорит: «Пойдемте, Ушакова, вас забирают в батальон». Так я сразу и попала в 7-й батальон сапёров. В этом батальоне я получала 350 рублей, все полученные деньги я отсылала домой. Как всех нас набрали, мы тут же отправились на фронт. Пошли мы на Варшаву... Помню, был дом, где немцы жгли евреев, а затем из них варили мыло... Ох, тяжело об этом думать. Помню, у меня был кусок мыла, который я привезла с собой, но сейчас уже не вспомню где он.»
Воспоминания Марии о самых ярких событиях войны:

«Конечно, событий таких очень много, но больше всего я бы хотела отметить то, как мы брали Варшаву и Берлин. Значит, пошли мы на варшавское шоссе, помню, какая там была речка… Самая узкая, чистая-чистая, глубокая и очень быстрого движения. Дня четыре мы там отдохнули, а затем, на четвёртый день, нам принесли новые лодки. Мы начали через Вислу переправляться, и тут как раз началась стрельба. Наши поляки не могли её взять и переплыть, подогнали русские части, зашли они сначала с правой стороны, нащупали там семь сотен метров, подогнали поддон, сразу всё побросали, накидали, а там уже в ход пошли машины и оружейные… Почти сразу после Вислы и началась Варшава. Работала я в небольших домиках, ко мне приводили раненных с боя, я им делала перевязку, оказывала медицинскую помощь...
А дома-то были двухэтажные, и на первом, и на втором этажах были раненые, их было очень много. Между домами были уложены снаряды, помню, один снаряд попал к нам, и я как ахнула! Меня сильно ударило волной, ударило в подвал. А подвал весь был зацементирован - стены, пол, всё в цементе. Ох, как сильно меня ударило в правый бок, до сих пор легкое повреждено. Но нам некогда было болеть! После попадания снаряда у меня загорелся дом, где было два солдата. Мы давай их быстро-быстро вытаскивать, а недалеко от нас были поляки, я к ним сразу побежала за помощью. Прибегаю к ним, говорю генералу, что у нас дом загорелся, нужно помочь раненым. Генерал начал издеваться: «Ха-ха, русская пришла, просит нас помочь.» Меня так зло взяло, что аж слезы пошли, а до этого я не плакала вовсе. «Вам смех, а у меня люди гибнут», - ответила ему я. Да…тяжело все это вспоминать. Знаете, есть такая фраза «ГОРИТ ЗЕМЛЯ И НЕБО», хочу сказать, что так и было. Земля и небо горели, потому что зенитки били отовсюду, настолько была страшная стрельба. С Варшавы мы взяли сразу направление на Берлин. Сколько там погибло ребят… Как вспомню, страшно становится. А сколько погибало людей на спирт-заводе. Помню, некоторые оголодали до такой степени, что прямо под ногами пили спирт, а он был древесный, все желудки разъедал. Кому успели промыть желудок – те остались живы, а остальные умерли. И потом подошли русские части, как раз там я и увидела Леонида Ильича Брежнева, он был начальником нашего батальона.»
Возвращение домой:
«Когда меня демобилизовали, мы отправились в Варшаву. Там оформляли свои документы, много народу было: солдаты, офицеры, военные. Вместе со всеми бумажками нам дали по две-три медальки за взятие Берлина. Сухпайки нам не давали, но зато дали по 40 рублей каждому. Затем мы отправились в Москву, пересекли границу. В Москве нас угостили едой, всех позвали в офицерскую столовую, покушали и пора было домой возвращаться, в Пензу. На тот момент был 46-й год. 7-ого апреля я приехала на поезде в Пензенскую область в г. Сердобск, к себе домой. Сразу сообщила отцу, что вернулась с войны. Помню, как раз, когда мы еще в Варшаве были, я получила письмо от него, он писал, что демобилизовался, а к моменту моего возвращения уже познакомился с нашей будущей мачехой. Спустя пару лет я встретила своего мужа, он работал с моим отцом. Мы поженились, и вскоре у нас появились дети…»

Бесценные подвиги
Военные медики
С первых дней Великой Отечественной войны начался самоотверженный и благодетельный труд советских медиков, который возвращал жизнь и здоровье раненым. Врачи, медсёстры и санитары работали сутками в тяжелейших условиях, проявляли лучшие человеческие и профессиональные качества. Однако в годы войны врачи не только спасали жизни бойцов Красной Армии, но и двигали вперёд российскую медицину.




Дарья Королёва

Одна из самых важных областей медицины – хирургия. Многие достижения сделаны благодаря таким хирургам как Александр Васильевич Вишневский, Николай Алексеевич Богораз, Николай Нилович Бурденко. Имена выдающихся медицинских специалистов передаются из поколения в поколение. Однако сейчас давайте вспомним менее известных, но талантливых хирургов.
Бок Евгений Александрович
Имея учёную степень и звание профессора, полковник Бок являлся высококвалифицированным военным хирургом и организатором. Евгений Александрович был прекрасным преподавателем для начинающих медиков и воспитал не один десяток молодых врачей-хирургов. За время войны им было написано несколько научных работ и учебник по военно-полевой хирургии. Предложенная им методика лечения тяжёлых ранений дала весьма положительные результаты и содействовала возвращению раненых в строй и к труду.
Житнюк Иван Демьянович
С начала войны Иван Демьянович трудится на фронте, всегда был на наиболее ответственных боевых участках и личной работой обеспечивал раннюю хирургическую помощь раненым. Через его руки прошли сотни краснофлотцев и офицеров, которым он спас жизнь и помог вернуться в строй полноценными. Также много внимания уделял вопросам организации хирургического обеспечения боевых операций на флоте, эвакуации раненых с кораблей. Дело организации хирургической помощи раненым на Черноморском флоте Житнюк поднял на большую высоту.

Георгий Фёдорович Николаев
Работал армейским хирургом с первых дней Великой Отечественной войны, трижды орденоносец, кандидат медицинских наук. Он был энергичным и выносливым работником, который в самые тяжёлые моменты боевой обстановки всегда был там, где требовалась его помощь. Проведенная им большая подготовительная работа в период обороны обеспечила хорошую организацию оказания хирургической помощи. Будучи уже 5 июля 1944 года ранен при налёте вражеской авиации, не оставил своей работы и продолжал по-прежнему руководить хирургической работой с выездом в медсанбаты и госпитали.
Сергей Карпович Велигура
Этот молодой, но способный хирург отдавал все свои силы делу помощи раненым бойцам и офицерам. Имея небольшой практический опыт, но обладая пытливым умом и большой внимательностью, он почти всегда находил правильные решения возникающих перед ним вопросов. В период напряженной работы госпиталя Сергей Карпович самостоятельно вёл крупное отделение нагрузки до 700 человек, как в медицинском, так и в организационном отношении. Таким образом, благодаря его самоотверженной работе многие сотни раненых были возвращены в строй.

С.К.Велигура
Армия доноров
Также в годы Великой Отечественной войны было распространено донорство. Оно имело широкое использование, как на фронте, так и в тыловых условиях. Была создана специальная организация, руководящая переливанием крови в лечебных учреждениях, стали появляться отделы и отделения переливания крови на всех фронтах и флотах. Тысячи доноров-патриотов неоднократно сдавали свою кровь и отказывались от денежной компенсации, внося эти средства в фонд обороны страны. Стоит отметить, что в донорском движении часто принимали участие представители интеллигенции: врачи учителя и работники искусства. Таким образом, армия доноров была численностью более 5 млн. человек.
(Доноры сдают кровь в операционной Института переливания крови, 1942 год)
Стоит отдать дань уважения главным врачам отделов и станций переливания крови. Ведь благодаря их труду система организации донорства работала крайне слаженно, а требования фронтов и госпиталей всегда удовлетворялись в срок, несмотря на большую загруженность.
Монахов Борис Тихонович
Многие годы работал в системе здравоохранения и всю свою трудовую жизнь посвятил службе крови. Занимал пост заведующего донорским отделом Республиканской станции, где внёс большой вклад в развитие донорского движения. Борис Тихонович отличался трудолюбием и внимательностью. Являясь фельдшером, хорошо организовывал санитарную службу, в части за период его службы не было инфекционных и других серьезных заболеваний.

Михайленко Полина Васильевна
В довоенное время Полина Васильевна была главным врачом в одном из филиалов Центрального Московского института переливания крови в Севастополе. Когда в Севастополь вошли немцы, она ушла в лес главным врачом-хирургом для всех партизанских соединений Крыма. Там ею было совершено десятки сложных операций в условиях партизанских землянок и шалашей. После освобождения полуострова от фашистов, в 1944 году, Михайленко снова стала главным врачом, но уже в Крымской областной станции переливания крови.

П.В.Михайленко

Дорога к победе
ПОДВИГИ
ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОВ





Анна Хребтова

Стальные крепости
«Прошло некоторое время, меня вызывает Гагарин, командир бронепоезда, спрашивает: «Значит так, ты же в ремесленном учился?». Я говорю – учился. А теорему подобия треугольников знаешь? Я ему говорю – знаю.
Он попросил рассказать, я ему рассказал: если две стороны одного треугольника пропорциональны двум сторонам другого треугольника и углы, заключенные между этими сторонами, равны, то такие треугольники подобны. В слове "пропорциональны" заложен глубокий смысл – наши учёные на этом слове сконструировали прибор, который назывался «прибор управления зенитно-артиллерийским огнём». Ну и он мне сказал: «Я тебя перевожу с орудия на прибор первым номером.
Видишь, с кем воюем? Образование у них какое? Вот, справа от тебя стоит Иван Борисов, какое образование? Два класса. Заряжающий – четыре класса, и все такие. Они никогда не узнают, что такое азимут, не узнают, что такое угол возвышения. А ты, говорит, знаешь, присваиваю тебе звание ефрейтора. Ну и я вошел в состав прибороуправления зенитно-артиллерийским огнём». – рассказывал по телефону Василий Петрович, ветеран Великой Отечественной войны.
Поезда во время Великой Отечественной войны не были просто средство передвижения - они становились домами, госпиталями, оружием. Бронепоезда - настоящие стальные крепости на колёсах, защищали небо над станциями, мостами, важнейшими магистралями от налётов вражеской авиации.



Интервью с Василием Петровичем Акимовым,
ветераном Великой Отечественной войны
"Командир прибора – Ушаков, нас – 10 человек на планшете. На планшете построителей пятеро, я старший, первый номер. А на баллистическом преобразователе тоже пятеро, и того 10 человек на приборе. Те, которые на баллистическом преобразователе, под укрытием броней, а мы на открытой площадке стоим. И вот такая ситуация: рано утром тревога – сирена. Мы выскочили к орудию, к прибору – идет группа бомбардировщиков с северной стороны. Майор бронепоезда командует – по группе бомбардировщиков гранатой заряжай! А до этого наводчики крикнули: «цель поймана»!
Мои пошли секунды – у меня в правой руке каретка, имитирующая полет снаряда, а в левой руке каретка, имитирующая полёт цели. Я по алюминиевому диску зажигаю эти 2 каретки одинаковых цветов, а сам кричу «есть совмещение, заряжай». Раздаётся гудок, и все орудия бьют по цели. Прошло минут 10, вдруг кричат: «носилки, носилки!». Я оторвался взглядом в сторону оперативной башни и смотрю, как командир Гагарин держит на руках окровавленное тело разведчика Егорова… А бой продолжается. Я все время кричу «есть совмещение, есть совмещение», мы тогда минут через 20 с орудий услышали возгласы: «ура, ура!». Это наш бронепоезд сбил первый самолёт, он ушел в воды Ладоги. Прошло еще минут 15, второй раз кричат «ура», опять ушел второй. На последней минуте, это примерно через 37-40 минут, сбили третий самолёт. А этот тип самолётов был очень опасный – у него дальность полёта более 2000 километров, запас горючего на 7 часов. Он мог над целью летать 7 часов, но в данном случае, когда мы открыли огонь, строй расстроился, а их было 37 штук. Увидев, что мы их сбиваем, они стали сбрасывать бомбы куда попало, лишь бы уйти из под огня.
Это не только наш бронепоезд – стояло 9 дивизионов наземной артиллерии. Открыли сплошной огонь, небо покрылось разрывами снарядов. В конечном итоге авиация противника не добилась успеха, сбросила бомбы куда попало. Часть самолетов пошла на станцию Кобона, часть пошли на Волховстрой. Мы остались в готовности номер один."
Поезда во время Великой Отечественной войны были не просто средством передвижения – они становились домами, госпиталями, оружием. Бронепоезда – настоящие стальные крепости на колёсах, защищали небо над станциями, мостами и важнейшими магистралями от налётов вражеской авиации.
В октябре 1941 года, когда эвакуировали Брянский завод «Профинтерн», по паровозо- и вагоноремонтным заводам разослали типовые чертежи составов, но где-то местные ресурсы не позволяли следовать образцу и бронепоезд «лепили из того, что было», а где-то считали,что могут построить лучше.
В октябре 1941 года, когда эвакуировали Брянский завод «Профинтерн», по паровозо- и вагоноремонтным заводам разослали типовые чертежи составов, но где-то местные ресурсы не позволяли следовать образцу и бронепоезд «лепили из того что было», а где-то считали,что могут построить лучше.

В свободное от работы время и на собственные деньги создали известнейшие бронепоезда – «Илья Муромец» и «Козьма Минин». Несмотря на тяжёлые условия и нехватку материалов, оба были хорошо вооружены: они состояли из бронепаровозов, орудийных бронеплощадок с башнями от Т-34 и зенитно-миномётных бронеплощадок.


Почему эти поезда одни из известнейших?
«Илья Муромец» в военные годы уничтожилнемецкий бронепоезд, 7 самолетов, 30 огневых точек противника и около тысячи немецких солдат. До Берлина он не дошел всего 50 километров – дорога была разрушена. «Козьма Минин», зенитки которого поражали цель на расстоянии 12 километров, сбил 15 вражеских самолетов!

Были не только победы. Иногда немецкие истребители летали на высоте больше 12 километров, снаряды просто до них не долетали, но часто причиной смерти поезда становились разрушенные железные дороги, и что мог сделать поезд против авиации?

«Из-под Москвы наш путь лежал на Северный Кавказ. Летнее наступление фашистских войск застало нас на линии Тихорецкая — Сталинград. Базировались мы между станцией Зимовники и разъездом Веселый. Фашисты наступали стремительно. Путь спереди и сзади бронепоезда оказался подорван. Быстро отремонтировать его не удалось.
Командир бронепоезда Каримов решил вести последний бой. Показались фашистские танки. Мы открыли по ним огонь из четырех орудий. Вскоре вышел из строя бронепаровоз. Снаряды пробивали броню площадок, на контрольных платформах горели шпалы. Экипаж вынужден был покинуть бронепоезд. В темноте, при свете горящего состава были видны пять дымящихся фашистских танков.
Утром, когда удалось прорваться на станцию Зимовники, началась бомбежка. Погиб мой напарник Егор Нарышкин. Дальше, совершив многодневный переход по степи, мы вышли к переправе у Черного Яра. С левого берега Волги нас отправили в Москву».
Вспоминает старший машинист второго бронепоезда 51-го ОДБП И. К. Петрушко в книге «Бронепоезда в Великой Отечественной войне 1941–1945»
Погибали товарищи, рушились поезда, выходила из строя техника, а хорошие новости были редкостью, но каждый знал, что падать духом нельзя – все понимали, что они – те люди, от которых зависят жизни городов.
В войну погибло немало бронепоездов, но команда каждого из них
выполняла важнейшие задачи.
"Нужно было защищать с неба ледовую трассу, по которой пошли машины, перевозящие хлеб в Ленинград, а также ответвления на дорогу Победы – и тот участок мы должны прикрывать огнём. Мы блестяще выполняем все эти задачи – и днем и ночью находимся в готовности номер один."
Интервью с Василием Петровичем Акимовым,
ветераном Великой Отечественной войны
Дорога жизни
1941 год. В Ленинграде заканчиваются запасы продовольствия – муки, зерна, крупы и макарон хватит лишь на месяц. Тарелка каши уже тогда была достижением, а чуть позже сгорели склады с частью продуктов. Нужно было доставлять в город крупные грузы и эвакуировать из него людей – для этого подходил только путь через Ладожское озеро.
В сентябре 1941 года располагающаяся здесь тихая станция оживает: из Ленинграда подходят составы с очередными партиями материалов – для строительства Ладожского узла разобралипути на Зеленогорском направлении. Здесь тоже спасают город: кроме гула атакующих военных самолётов почти круглосуточно слышится звон укладываемых рельсов.
Работа, на которую нужно было минимум несколько месяцев, была сделана за несколько недель: построены станции «Каботажная», ставшая центром пассажирских эвакоперевозок, «Костыль», имевшая 17 путей, «Болт», предназначенная в основном для перегрузки нефтепродуктов и угля, «Осиновец» – часть ее путей расположили на двух пирсах, уходивших далеко в озеро. В крайне сжатые сроки на станции достроили больше шестнадцати путей, устройства для водоснабжения, два треугольника для поворота паровозов, а уже 12 сентября 1941 года в Ленинград с Ладожского узла ушли первые поезда с продовольствием.
Несмотря на постоянный артиллерийский обстрел до середины ноября по Ладоге доставили в Ленинград 24 097 тонн зерна, муки, крупы и более 1130 тонн мяса и молочных продуктов, перевезли значительное количество боеприпасов, горючего и других грузов.
Того, что было сделано, не хватало – в конце ноября от истощения умерло свыше 11 тысяч жителей Ленинграда.

От Ладоги грузы доставляли поездами – восстанавливали пути и мосты, сокращалась дальность перевозок на автомашинах. В невероятные сроки строили новые железнодорожные линии: участок от станции Войбокало до деревень Лаврово, Кобона и далеко вдающегося в озеро мыса Коса начали строить 20 января, а первый поезд в район деревни Лаврово прибыл уже 9 февраля. Новая линия с подъездами и разгрузочными площадками позволила переправлять вчетверо больше грузов на западный берег Ладожского озера, чем раньше. Уменьшился расход горючего на автоперевозки на несколько сотен тонн.

На Ладожское Озеро направлялись работники с многих станций. Весовщик М. Александрова из Ленинград-Финляндского отделения получила назначение на эту станцию, и, не став ждать поезда на разрушенном вокзале, который мог и не приехать, в лютый мороз, сквозь буран и мглу пошла пешком. 50 с лишним километров пути М. Александрова прошла за 28 часов и сразу приступила к работе – здесь она работала диспетчером до тех пор, пока функционировал узел.

В феврале железнодорожники и автомобилисты доставили в Ленинград 86 041 тонну продовольствия против 52 934 тонн в январе.
Благодаря тем, кто трудился на дороге Жизни, были спасены от голода сотни тысяч жителей осаждённого города: 11 февраля рабочим и инженерно-техническим работникам выдавалось по 500 граммов хлеба в сутки (рабочим горячих цехов – по 700 граммов), служащим – по 400, детям и иждивенцам – по 300 граммов. На следующий день рабочим и инженерно-техническим работникам в счет месячных норм отпускается по 500 граммов крупы, служащим – по 375, детям – по 300, иждивенцам – по 250 граммов.
В ноябре 1941 года – апреле 1942 года из Ленинграда было эвакуировано 550 тысяч человек.В январе 1943 года была прорвана блокада Ленинграда и проложена линия Шлиссельбург – Поляны, дорога Победы. 7 февраля 1943 года на Финляндский вокзал прибыл первый грузовой поезд с продовольствием.
Военно-санитарные поезда
Почти сразу по дороге Победы началось и движение военно-санитарных поездов.
Такие поезда не были чем-то новым: впервые в России они стали применяться в Русско-турецкой войне 1877-1878 годов. В Великую Отечественную войну на паровозо-вагоноремонтных заводах оборудовали 288 поездов, первые из них приступили к эвакуации раненых уже в последних числах июня – начале июля 1941 года.
Санитарные поезда были разные: временные эвакуировали раненых в крытых товарных вагонах с полевых эвакопунктов в тыловые, а в постоянных, работающих преимущественно в тылу, раненые транспортировались в пассажирских вагонах.

В Великую Отечественную войну постоянные санитарные поезда стали настоящими госпиталями: здесь были вагоны-палаты, вагоны для тяжело раненых, кухни, аптеки, склады, дезинфекционные, операционные, перевязочные, а иногда и подобие фермы – персонал выращивал кур, свиней, зелень для раненых. Многим приходилось совмещать в себе несколько профессий: врачи не только помогали больным, но и сами чинили поезда, мастерили то, чего не хватало в вагонах.

Один из самых ярких примеров – Вологодский поезд №312. Команда этого состава не ждала, пока его починят на стоянке, а сама производила ремонт, что позволило значительно сократить простои. Он вышел в первый рейс 26 июня 1941 года из Вологды, а 4 июля прибыл в Псков. За 4 дня хирурги провели 150 неотложных операций. ВСП-312 ушел из Пскова, забрав свыше 900 раненных и больных.

На самом деле идея ремонта поезда силами самой паровозной бригады была не нова – ее предложил Николай Александрович Лунин в 1940-м году. Суть заключалась в том, что бригада умела ремонтировать свой паровоз, осуществляла тщательную профилактику, позволявшую не быть привязанными к железнодорожным депо.
Благодаря этому методу Лунинский паровоз совершил за время эксплуатации более 62 000 км пробега – вдвое выше планового. Лунинский метод стал одним из условий, обеспечивших победу в войне.

На крышах вагонов поезда 312 устанавливали невысокие ящики с землёй, в которых выращивали лук и чеснок для больных – такие грядки часто принимали за маскировку.
Красный крест не смущал фашистов, и летом – осенью 1941 года многие санитарные поезда подверглись нападениям вражеских самолетов. Такие составы не могли обороняться, выживали после обстрелов немногие. Особенно часто авиация противника бомбила и обстреливала из пулеметов санитарные составы на участке Волховстрой – Бабаево, а также на линиях, подходивших с запада к Москве.
После 9 мая 1945 года санитарные поезда продолжали работать. Они перевозили раненых, остававшихся еще в госпиталях, демобилизованных воинов, советских граждан, возвращавшихся из стран Восточной Европы в СССР.

После войны годы ушли на то, чтобы вернуться к нормальной жизни: чтобы каждый мог получить образование, чтобы не волноваться о том, будут ли завтра живы близкие, чтобы думать не о том, кем быть надо, а о том, кем мы хотим быть.

Когда мы слышим о поездах, то думаем о путешествиях и меняющихся за окнами красивых пейзажах, но нельзя забывать, что было не только это – были стройки под налётами авиации, были сотни тяжелейших операций, проводившихся прямо в вагонах, были сражения, каждое из которых решало судьбы людей.
герои в роду
Летчики моей семьи
Я родилась в семье лётчиков, папа был авиатехником и командиром воздушного судна, бабушка авиа-инженером, а прадедушки лётчиками-истребителиями, поэтому с самого детства я знала, что такое «жизнь в небе». С 10 лет меня обучали этике авиации, и уже в 15 лет я впервые совершила полёт на авиа-тренажёре.







Александра Сергеева
Одного из моих дедушек звали Николай Тимофеевич. Точная дата рождения неизвестна кроме года – 1920. Был советским военным деятелем, майором авиации, командир стрелкового отряда, Герем Советского Союза, обладателем Ордена Красной Звезды.
16.07.1943
поступил на службу в Бакинский ГВК, Азербайджанская ССР, г.Баку. Начинал свой путь с 249 гв.сп 85 гв. сд 15 гв.ск, Прибалтийского фронта. Позже узнали, что Николай Тимофеевич работал в местном аэродроме, после этого был перенаправлен в16-й гвардейский авиационный полк (9-й гвардейской истребительной авиационной дивизии, 6-го гвардейского истребительного авиационного корпуса, 2-й воздушной армии).




За год службы совершил 307 боевых вылетов. Лично сбил 37 самолетов противника и еще 4 в группе
После был ранен в область груди, находился в госпитале на протяжении 2 месяцев. По выходу призвался вновь на Прибалтийский фронт, обосновывая это желанием спасти любимую свою.
11.07.1944 был удостоен Ордена Красной Звезды
Во время всего своего пути вел дневник, писал письма своей любимой Нине, которую называл «ласточка». Военно-любовная история дедушки прослеживается во многих его записях из дневника, ведь каждый свой бой, победу, проигрыш он посвящал ей. «Я воевал за свободное небо, которым она будет любоваться» - отвечал дедушка на вопросы о службе.

Хочу предоставить и показать вам несколько отрывков из его дневника, которые покажут и расскажут вам о том, каковы были события того времени, глазами моего прадедушки.
18.07.1943
«Ласточка! Вижу, вижу, как вызываешь меня телеграммами к себе. Нельзя. Нельзя. Ты же знаешь. Не сердись на меня, не проклинай дурака. Ведь ты же умная, понимаешь всё сама, что доверено мне самое дорогое – защита землюшки нашей. А чтобы его защитить, надо быть тут, воевать. Я так сильно тебя люблю, ласточка. Терпи, моя девочка».

22.08.1943
«Сегодня мой первый боевой день. Все предыдущие нас везли, объясняли что нам делать, а что объяснять то, просто иди и стреляй врага. К черту все эти церемонии! Многие пали сегодня. Володя, Тимоха, хороший был парень, задорный такой. Миша, Юра и еще ребята. Всех имён не успел запомнить. Не знаю, куда едем сейчас, но тут так красиво. Природа, воздух, жалко, птиц не слышно за стрельбой, но это ничего, скоро все поменяется».

01.09.1943
«Тяжелые вышли деньки, писать ничего не буду. Страшно. Господь нас не спасет».
28.10.1943
«Прислали нам девчушку-красавицу, Маруся звать. Окончила 10 классов, спасает раненых, выносит с поля боя. Она и мне перевязала рану, но это так, не страшно, жить точно буду.»

«Похоронили Маруську. Нас осталось пятеро. Попросился в небо, говорят, там нужны добровольцы, а я вроде летать умею, не даром же годы прошли на аэродроме».
(последующие записи ведутся без указания дат)


«Ведем бои, не даем противникам жить! Нас расположили в очень удобной позиции, поэтому наши вылеты незаметны. Летаем группой, сегодня подбили нескольких, 1 убили полностью. Хорошая группа у нас собралась, ребята все умеющие, идем к успеху! За тебя, любимая!».

«Самый тяжелый день. Немцы беспрерывно бомбят. Они с боем затянули нашу территорию, пришлось отступить. Костю подбили сегодня, но жив здоров, испугался только. Нам не хватает помощи. Завтра попробуем пробиться».

«Все как в кошмаре. Небо чёрное, затянутое, видимость почти нулевая. Сверху все однотипно, но спускаясь на землю, видно много павших, крови то сколько. Кто успевает спастись, а кто лежит в мучениях и ожидании своей смерти. Иногда приходится им помочь. Тяжко на душе. Негоже в своего стрелять. Хочется спать, боимся не проснуться».

«Удивительная тишина. Птички поют. Кузнечики… Солнце… Кажется, словно я в самом лучшем сне, хорошее это место. Сестрички добрые, заботливые, но люди отсюда уходят на смерть, я умирать не собираюсь.. Еще так много впереди у меня! Надо ласточку мою найти».

«Милая Нина! Пишу тебе весточку, не знаю последняя или нет. Я вышел из госпиталя, собираюсь идти за тобой, возвращаюсь в свою первую дивизию, пиши мне теперь туда! Целую ночь не спал, изо всех оружий тут наряд, думал о тебе, молился как ты там. Спи спокойно, родная. Я позабочусь о тишине, чтобы ты крепко спала. Жду день, когда наконец поцелую тебя, подержу твои ручки. Я бы вернулся к тебе уже сейчас, но ты же знаешь как я люблю её… авиацию. Так же сильно как и тебя. Долечу к тебе не на крыльях, прости, полечу ветрами от боёв. Жена – солдата это тяжело. Потерпи чуть-чуть. Люблю тебя. Будь мужественна, моя родная, моя любимая».
Моего второго дедушку звали Александр Владимирович. Родился в 1903 году в Тамбовской области. Был призван в Никифоровский РВК, Тамбовской области, Никифоровского района. За всю свою жизнь получил 3 медали:
«За победу над Германией в Великой Отечественной войне»
«За боевые заслуги» 21.10.1944
«За отвагу» 02.06.1945

Дедушка был младшим сержантом и заслуженным военным летчиком СССР.
Совершил 189 боевых вылетов на штурмовике ИЛ-2, в ходе которых лично сбил 74 вражеских как и в группе. Примечательный факт, большинство врагов было сбито с аэродромов, что было высшим достижением среди советских летчиков всех родов авиации), 6 самолетов было сбито в воздушных боях, а также было уничтожено огромное количество боевой техники и силы противника.
Как рассказывал дедушка и папа, прадеда забрали со школьной скамьи, так тогда и сказали: Хватит учиться, вас отправляют в спецшколу. Впереди – война». Спецшколой являлся местный аэроклуб, который потом перевели в первоначальный летный центр подготовки для молодых людей. Жили в актовом зале, так как общежития полностью были отданы врачам. Жили все дружно, постепенно осваивали летное дело. Учились на У-2. В апреле по окончанию самостоятельных полетов на У-2, всех перевезли на аэродром где уже началась практика на УТ-2.

21 июня объявили войну и всех призвали на фронт. В стране шла усиленная подготовка. Поначалу полеты выполнялись на УТИ-4, а после на И-16. Закончив обучение в октябре, дедушку отправили на инструктаж ИЛ-2, после которого и начался его боевой путь. Воздушные бои были разные по сложности и последствиям. Один из самых ярких воспоминаний дедушки, был момент, когда он проводил разведку в небе и неожиданно на хвосте увидел мессершмита. Первые мысли тогда были: «все, я отвоевался». Дедушка совершил обманный вираж, при котором противник потерял его из поля зрения. Увы, спустя время он снова сел на хвост, но сверху пришла помощь и немецкий самолет был полностью повержен. Самые яркие воспоминания – это когда были лично сбиты им самолеты с земли и в воздухе. Награды получали не только за потрясающие бои, но и за разведывательные полеты.

В 43г. летчикам воевавшим год на фронте предоставлялся небольшой отпуск. В августе дедушка со своим напарником отправился в Грузию. В Грузии дедушка познакомился со своей будущей женой Людмилой. Во время своего отпуска он очень любил фотографировать, в особенности детей и животных. Я нашла несколько фотографий сделанных моим дедушкой именно поэтому предлагаю ознакомиться с ними.
В августе 1945г. попал в плен к фашистам. Сначала его отправили в Симферополь, потом в Баварию, а позже в Ганновер. В промежутках этих городов был лагерь для советских летчиком в польском городе Лодзь.

Время в плену было не простым: строили дороги, работали на сахарном заводе, подбивали щебень под шпалы. Бесконечные допросы, которые агитировали принять законы Запада и начать воевать против Советского Союза. 3 раза пытался сбежать и лишь третья попытка стала успешной. Как и при каких обстоятельствах состоялся побег неизвестно, знаем лишь то что все произошло в начале апреля ночью. В тот день сбежало 11 офицеров. Расселились в заброшенном госпитале, прожив там до 18 мая. Чуть позже, их всех перевели на территорию Советских войск. 300 человек находящихся в войсках, пешком дошли до Берлина – 80 км. Через неделю были отправлены в лагерь военнопленных где дедушка прошел государственную проверку по факту пребывания в плену у фашистов. Проверка прошла успешно, дедушку демобилизовали, вернув все звания, награды и отправили к любимой, а после уже и домой.

~
~
товарищи
Франко-русский небесный союз
Каждый человек, который хотя бы раз когда-нибудь интересовался историей Великой Отечественной войны, а таких, я знаю, очень-очень много, слышал о знаменитом авиаполке «Нормандия-Неман». Эта эскадрилья, позже переросшая в авиаполк, по сей день является незаменимым символом боевого братства между Советским Союзом и Францией в тяжёлые годы войны.




Екатерина Игнатова
Но как всё было? Как всё началось? Почему «Нормандия-Неман»? В чём их заслуга? Сейчас мы и поговорим об этом.
Часть своего названия эскадрилья получила в честь провинции во Франции – Нормандии. Почему же Нормандия? Да потому, что именно эта провинция больше всего пострадала от натиска фашистских захватчиков, но не прогнулась и не сломалась под гнётом врага. Вторую же часть названия эскадрилья получила в честь протекающей в Калининградской области реки Неман.
С какого же года можно начать боевой счёт французской эскадрильи? Нормандия вступает в бой весной 1943-го года в составе Красной Армии. Несмотря на то, что на тот момент в составе Красной Армии были многие иностранные формирования – Чехословакия, Польша, Болгария и пр. – «Нормандия-Неман» получила наибольшее признание среди наших соотечественников и оставила большой отпечаток в отечественной истории.

Осень 1941-ого года. Именно тогда командир полка и предводитель «Сражающейся Франции» Шарль де Голль получил от собственных подчинённых многочисленные предложения о том, чтобы он распорядился отправить солдат Франции воевать в составе советской Красной Армии. Сказать, что эта идея казалась безумной – ничего не сказать. Однако главную роль сыграл один очень важный фактор: эту, казалось бы, безумную идею предложил именно тот человек, который прогнозировал военно-политические события с поразительной точностью – воздушный атташе Франции в СССР Шарль Люге.

При поддержке генерального штаба «Сражающейся Франции» уже в 1941-ом году Шарль де Голль начал переговоры с советским правительством об участии французских подразделений в сражении и подавлении гнёта фашистов на советско-германском фронте. Уже в декабре 1941-ого года начали думать о том, каким будет состав воздушных войск, и несколько месяцев спустя, в апреле 1942-ого года, посол СССР при союзных правительствах в Лондоне Александр Богомолов отправил в Наркомат иностранных дел специальную телеграмму. В ней шла речь о том, что он получил от руководителя департамента по политическим вопросам «Сражающейся Франции» профессора Мориса Дежана «ноту, в которой содержится предложение послать на советско-германский фронт 30 французских летчиков и 30 человек обслуживающего персонала».

Не прошло и полугода, как дипломаты и военные приступили к практическим делам. Точкой отсчета в формировании эскадрильи «Нормандия» стало 25 ноября 1942 года. В этот день в Москве было подписано cоглашение между представителем командования Красной Армии и представителем военного командования «Сражающейся Франции» об участии французских частей ВВС в операциях в Советском Союзе. Подписали его начальник штаба, заместитель командующего ВВС РККА генерал-лейтенант (будущий маршал) авиации Федор Фалалеев и глава французской военной миссии в СССР бригадный генерал Эрнест Пети.

Штат французской эскадрильи был совсем невелик: 14 пилотов, 25 техников, 15 борт-стрелков, которым предстояло стать оружейниками, два пилота связи, врач и переводчик. Шарль де Голль в Раяке в Сирии (нынешний Ливан) подписал приказ о создании авиагруппы «№3», которая должна была начать воевать в составе Красной Армии на стороне советских войск. Ещё за два месяца до подписания в Москве окончательного соглашения «Сражающаяся Франция» изо всех сил готовилась к будущим боям на советско-германском фронте. Никто из французов не сомневался в успехе переговоров, а пилоты, многие из которых сумели вырваться с оккупированной французской территории, жаждали как можно быстрее попасть в Россию и начать, наконец, настоящую боевую работу. 2 декабря 1942 года французская эскадрилья на советских транспортных самолетах долгой дорогой через Иран, Азербайджан и Казахстан добралась до отведенного ей аэродрома в окрестностях Иваново.

Именно здесь
«Нормандии» (это имя эскадрилья получила еще осенью) предстояло принимать свою матчасть, новенькие советские истребители Як-1 и осваивать технику полетов и воздушных боев на этих машинах, серьезно отличавшихся от старых английских «Девуатинов», на которых они летали в Раяке. Процесс этот оказался непростым. Очень быстро выяснилось, что в «Нормандию» попали самые молодые и неопытные пилоты, они не могли похвастаться хорошей техникой пилотажа.
Кроме того, советские истребители очень сильно отличались по многим параметрам от тех, на которых раньше доводилось летать французам, и это тоже осложняло ситуацию. И даже несмотря на то, что руководил освоением Як-1 опытный советский инструктор капитан Павел Друзенков, который великолепно говорил по-французски, процесс освоения новой техники шел непросто. Но желание сражаться, защищать народ и громить врага было настолько велико, что всего лишь за три месяца молодые французы, которым только-только исполнилось по 20 лет, освоили советские самолёты.

14 марта 1943 года начальник управления формирования и укомплектования ВВС Красной Армии генерал-лейтенант авиации Алексей Никитин докладывает Народному комиссариату по иностранным делам РСФСР Вячеславу Молотову, что «закончена подготовка отдельной эскадрильи «Сражающейся Франции»… Эскадрилья имеет четырнадцать летчиков и вооружена самолетами Як-1. Подготовка эскадрильи проверена в воздухе. Весь летный состав и технический подготовлен и в соответствии с приказом Маршала Советского Союза товарища Иосифа Сталина направляется в полном составе на Западный фронт в состав 1-й Воздушной армии». Изначально новоприбывшую на фронт «Нормандию» поставили в бомбардировочные авиационные войска. Уже 5 апреля французские летчики одержали первые победы. Боевой счет открыли летчики капитан Альбер Прециози и аспирант (соответствует званию младшего лейтенанта РККА) Альбер Дюран. Они сопровождали вылетевший на разведку бомбардировщик Пе-2 и вступили в бой с парой немецких истребителей «Фокке-Вульф». Немцы не заметили прикрытия разведчика, поскольку французы летели выше него, и атака летчиков «Нормандии» оказалась успешной: оба записали на свой счет по одному самолету противника.
Ролан де ля Пуап
Возвращение
Всего же до конца войны летчики эскадрильи «Нормандия», которая уже через три месяца выросла в авиаполк «Нормандия», а 28 ноября 1944 года получила имя «Нормандия – Неман», одержали 309 побед, из которых 273 – подтвержденные. Четыре французских пилота – Ролан де ля Пуап, Альбер Марсель, Жак Андре и Марсель Лефевр (посмертно) – были удостоены звания Героя Советского Союза, практически все летчики стали кавалерами французских и советских боевых наград. За два года войны погибли тридцать четыре летчика «Нормандии» и восемь пропали без вести. После Победы, когда «Нормандия – Неман» на подаренных советским правительством истребителях Як-3 вернулась во Францию, именами шестерых погибших летчиков знаменитого авиаполка были названы французские авиабазы. Имя капитана Мориса де Сейна присвоили базе в Оранже, имя первого командира «Нормандии» и ее первого погибшего летчика майора Жана Тюляна – базе в Турсе. Имя капитана Альбера Пресиози получила база на Корсике, аспиранта Шарля Монье, которого называли «Обманувший смерть» за то, что он пять раз выходил живым из совершенно безнадежных ситуаций, – база в городе Истр. Имя братьев, служивших в «Нормандии», – Ива, Жана и Клода Маэ – носила база в Таверни, а имя погибшего вместе с первым командиром «Нормандии» капитана Альбера Литольфа носила база в Контрексвиле.
Истребитель Як-3
Командир полка Луи Дельфино
Пьер Пуйяд
Итак, давайте подведём итоги.
Французские лётчики прибыли из Северной Африки, многим едва
исполнилось 20 лет. В Иванове они учились летать на наших истребителях ЯКах, привыкали к суровой жестокой русской зиме. Сказывался и языковой барьер.
Их механики не умели работать на морозе, поэтому правительство выделило в качестве помощи наших механиков. Постепенно товарищеские отношения переросли в дружеские. Авиаполк принимал участие в боях на Курской дуге, в Белоруссии, при освобождении Орла, Брянска, Смоленска... Четыре французских пилота стали героями Советского Союза.
В июне 1945 года французские лётчики возвратились домой на самолётах,
на которых сражались: СССР подарил их ( а именно 41 самолёт модели ЯК-3) в благодарность за помощь во время войны, во время борьбы с Гитлером. В честь дружбы наших и французских военных лётчиков была написана
песня композитором Марком Фрадкиным и поэтом Евгением Долматовским
"Воспоминание об эскадрилье "Нормандия-Неман" (1958 г.).

Souvenirs de l'escadrille Normandie-Niemen
железо с душой
Танк "Клим Ворошилов"
О Великой Отечественной войне сказано огромное количество слов, написано множество книг, а ветераны, жившие в те годы, по сей день вспоминают военные действия, отчаянные, но искренние попытки сохранить самое дорогое — Родину. Нельзя забывать поступок наших близких и людей, которые жертвовали собой, дабы наше поколение ни в чём себе не отказывало. Лично я не являлся участником тех событий, однако, изучая информацию дней давно минувших, возникает ни с чем не сравнимое желание поделиться чем-то, о чём остальные могут не знать, не помнить, не догадываться.




Сергей Алямовский
Климент Ефремович Ворошилов
политический и военный деятель
Речь пойдёт про танк КВ-1, названный в честь политического и военного деятеля — Климента Ефремовича Ворошилова. Намётки появились уже в 1938, а разработана машина была в 1939 году под руководством Ж. Я. Котина. Тогда СССР необходима была мощная передвижная сила, танк, пробить который почти невозможно. В 30-ые годы большинство танков обладали слабой бронёй, крупнокалиберные пулемёты и противотанковые пушки с ними управлялись без особых усилий. КВ-1 же получил дизельный двигатель, очень прочный корпус, три пулемёта 7,62-мм, пушку 76-мм, скорость по шоссе развивал до 34 км/ч, а экипаж составлял пять человек.
Только вот с уничтожением хорошо защищённых оборонительных сооружений были проблемы, из-за чего позднее выпущен КВ-2 с гаубицей в 152-мм и увеличенной башней. В начале 1940 года ЛКЗ (Ленинградский Кировский Завод) передаёт Рабоче-крестьянской Красной армии более усовершенствованную версию КВ-1 с обозначением У-2. Образец отличался от прошлого У-0, который был испытан в Финской войне. Однако отличия эти были минимальными. Всё в том же 1940 начали выпускать первые серийные КВ-1. В 1941 к производству присоединился Челябинский тракторный завод (ЧТЗ). В режиме боевой готовности ЛКЗ И ЧТЗ дорабатывали танк «Клим Ворошилов», устанавливая пушки Ф-32 вместо привычных Л-11. За несколько месяцев совместными усилиями двух заводов количество машин КВ-1 с орудием Ф-32 стало на порядок больше, нежели тех, которые выпускались с пушкой Л-11. К июню 1941 КВ-1 — один из мощнейших тяжёлых танков в мире.

Жозеф Яковлевич Котин — советский конструктор танков и тракторов. Герой Социалистического Труда. Лауреат четырёх Сталинских премий.
10 марта 1908 - 21 октября 1979
Почему же я взялся за повествование об этом «монстре»? Во-первых, история танка «Клим Ворошилов» богата на события: его конструировали, испытывали, убеждались в успехе, продолжали модифицировать, затем возникали определённые сомнения, которые всё равно привели к сокрушительному успеху. Во-вторых, существует реальная история, знать которую могут не все. Я считаю, что этот момент обязан стать известным для каждого, кто хоть как-то связан с Великой Отечественной войной. Ведь не зря фашисты прозвали танк «призраком». Почему? Самое время разобраться!
23 июня 1941 года. Вечер. Дорога близ Расейняя. Сам город немцы уже взяли, поэтому переживаниям не осталось и места. Тем не менее, внезапное появление танка «Клим Ворошилов» знатно напрягло фашистов, которые нашли его уже утром 24 июня. Подумать только: совершенно одинокий танк, видимо, заброшенный, блокирует дорогу, а вокруг топкая местность. В такой ситуации немцы подумали, что машина отстала от своего взвода, решив, что разделаться с «железкой» нужно побыстрее. Но не тут-то было... КВ-1 «оживает», ведёт огонь по грузовикам с провизией и горючим, по самим танкам. Тогда же немцы решили испытать новое орудие, полученное перед началом войны — 50-мм противотанковую пушку Pak 38. Собственно, это они и сделали.

Pak 38
Что же на деле? Стоит признать, советский танк был слегка потрёпан, однако, броня не пробита. Более того, идея с использованием пушки, так горячо и радостно встреченная офицерами, провалилась, КВ-1 всё уничтожил. Немецкий штаб в шоке, но сдаваться в такой ситуации никто не намерен. Принято решение «разорвать в клочья» отважных советских солдат. Казалось бы, отправлено подкрепление, в бой выдвинулись и пехотные войска, и большинство имеющихся в строю танков. Но броня одиноко стоящей машины и с этим справилась. Лицезреть такое — праздник! Целая армия фашистов противостоят единственному КВ, одинокому, но отвечающему вполне равной борьбой. Ведь даже сапёры, заложившие взрывчатку возле гусениц и на боку «призрака», не добились успеха. Всё шло к тому, что любые идеи и попытки расправиться с «монстром» заведомо обречены на провал.
Так или иначе, всему приходит конец... 25 июня. При всех успехах «Клима Ворошилова» численное преимущество помогло недругам взять верх. Немецкие танки окружили КВ-1, не оставив ни единого шанса экипажу машины, а 88-мм зенитная установка Flak 18 завершила начатое. Подойдя к груде металла, фашисты не были готовы к увиденному, их охватила паника — шесть человек, находившихся внутри, ещё были живы. Увы, они были убиты при помощи гранат, но несгибаемая воля поразила немцев, заставив уважать советских солдат. Бойцов похоронили со всеми почестями. Ещё тогда, в самом начале войны, Германии стало ясно: просто так с этим народом расправиться не выйдет — пусть и в меньшинстве, но дадут отпор, живыми не дадутся.
Та самая зенитка Flak 18
Полковник Эрхард Раус,
командовавший войсками немцев, лично рассказывал об этой истории, упоминая, что те два дня были сущим адом. Было потрачено очень много нервов и ресурсов, дабы хоть как-то перехитрить и превзойти мощь экипажа КВ-1.
Около двух дней советский экипаж из шести человек сдерживал оборону в неравной битве. Я считаю, именно это и называется силой воли, волей к победе, к восстановлению справедливости и равенства. Те солдаты прекрасно осознавали, что шансов выжить у них нет. Тем не менее, они не покинули танк, не бросились прочь при виде колонны противника, стремительно движущейся по дороге. Нет. Те герои дали бой! И проявили невероятное мужество в столь тяжёлые времена. К сожалению, имена троих солдат распознать так и не удалось. Про четвёртого бойца советской армии известны только инициалы — Ш. Н. А. Оставшиеся два члена экипажа — В. А. Смирнов и П. Е. Ершов.

У деревни Дайняй стоит воинский мемориал, посвящённый героическому поступку шести красноармейцев. Честь им, хвала и вечная память!
Лучшие снайперы
Стрелки-охотники
Победе Советского Союза в Великой Отечественной войне мы обязаны каждому, кто так или иначе сражался за Родину. И все мы не раз слышали о том, как на ход войны повлияли охотники. Это не удивительно, ведь люди, получившие еще в мирное время навыки меткой стрельбы и бесшумного передвижения по лесу, на фронте сразу попадали в разряд ценных специалистов.






Алина Сухарева

Сержант без промаха
Одним из таких потомственных охотников был сержант 234-го стрелкового полка 179-й стрелковой дивизии 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта Федор Матвеевич Охлопков. Сочетающий в себе лучшие качества северянина-охотника и воина-патриота, Федор Охлопков с октября 1942 года прославился как снайпер. Слава его, как лучшего снайпера дивизии, армии, затем и фронта гремела в течение полутора лет. Его отличали не только выносливость и хладнокровие, выдержка и самообладание, но и честность и благородство, способность отдать все силы без остатка защите Родины. Наряду с винтовкой, он одинаково хорошо владел всеми основными видами стрелкового оружия, а также противотанковым ружьем и минометом. Товарищи по оружию прозвали его «сержантом без промаха» и считали своим признанным вожаком. Это был редкостный мастер меткого огня, который действовал с одинаковым успехом и в обороне, и в наступлении. Мужество в бою и меткая стрельба Федора не остались незамеченными. Когда было издано распоряжение о подготовке снайперов, командование подало его кандидатуру, и Федор был зачислен в 243 стрелковый полк. В марте 1942 года в боях под деревней Инчиково Охлопков из простой винтовки поразил 29 солдат и одного офицера, и, будучи раненым, оставался в строю. Доблестный стрелок был награжден Орденом 'Красной Звезды', в наградных документах также было отмечено, что под его руководством прицельной стрельбе обучилось еще 9 бойцов. После обучения на снайперских курсах Охлопков возглавил группу снайперов.


Федор Охлопков был очень скромным, сердечным товарищем. Он всегда откликался на все важнейшие события жизни фронта. Так, он уже будучи снайпером фронта, в мае 1944 года стал одним из зачинателей большого патриотического движения воинов 1-го Прибалтийского фронта, развернувшегося как их отклик на призыв сестры милосердия Зины Туснолобовой-Марченко, которая после ранения на фронте перенесла девять операций и продолжала борьбу за победу уже другим средством — силой слова, выступая перед рабочими заводов Урала прямо с носилок.




За время службы, до 1944 года, он довел счет убитых врагов до 429. Двенадцать раз был ранен и дважды контужен. При легких ранах предпочитал лечиться народными методами — травами и древесной смолой, — лишь бы не покидать фронт. Однако сквозное ранение груди, которое он получил в боях за Витебск, без госпитализации вылечить было невозможно, и после него Федор Матвеевич покинул боевые части.

В июне 1945 года Ф. М. Охлопков еще раз промаршировал по Красной площади – уже как воин-победитель, после чего демобилизовался. После возвращения в родное село он был избран депутатом Верховного Совета и направлен на работу в райком партии. В его семье подрастало шесть сыновей и четыре дочки, поэтому семья героя-фронтовика жила очень скромно. Федор Матвеевич сменил несколько управляющих должностей, но его здоровье неуклонно ухудшалось. К 1954 году он полностью потерял слух и был вынужден вернуться к привычному для себя сельскому хозяйству и охоте.


Меткий глаз
Еще одна история об охотнике, ставшем одним из лучших снайперов советской армии во Второй мировой, связана с именем Максима Пассара.
Пассар по-нанайски означает "меткий глаз". Он ушел на фронт добровольцем в 1941 году. Но потомственный рыбак и охотник мечтал о снайперской школе. Его отправили учиться снайперскому делу в 1942 году. После окончания снайперской школы оказался в 117-м стрелковом полку 23-й стрелковой дивизии 21-й армии, с 10 ноября 1942 года переименованной в 65 армию, 71 гвардейскую дивизию.
О Максиме сразу же пошла слава в полку. Он прекрасно видел в темноте, как кошка. Мог часами, не шелохнувшись, сидеть в укрытии. Однажды за две минуты уложил семерых фашистов. С развитием снайперского движения в сентябре 1942 года его назначили командиром отделения снайперов. К октябрю 1942 года Пассар был лучшим снайпером Сталинградского фронта и восьмым в списке лучших снайперов всей Красной Армии.


Также Максим Пассар внёс большой вклад в развитие снайперского дела в Красной Армии, принимал активное участие в практическом обучении стрелков. Подготовленные им снайперы 117-го стрелкового полка уничтожили 775 немцев. Его выступления о тактике ведения снайперской борьбы неоднократно публиковались в многотиражной газете 23-й стрелковой дивизии.
Максим Пассар погиб 22 января 1943 года. К этому моменту на его счету было 234 убитых фашиста. Немцы называли его "дьяволом из гнезда чертей", издавали обращенные лично к нему листовки с предложением сдаться в плен.
Примечательно, что звание Героя и заслуженная награда нашла его, а точнее, его родственников, только в 2010 году. Но, так как присвоить Пассару звание Героя несуществующей страны - СССР, разумеется, было невозможно - он стал Героем России.


Заяц
Стоит также рассказать об еще одной личности, которая внесла прямой вклад в развитие снайперского искусства. Василий Зайцев - старшина 1047-го полка проявил себя, как талантливый инструктор и теоретик. Его учеников в полку ласково называли «зайчатами». Он родился 23 марта 1915 года в уральской деревушке Еленинка (Оренбургская губерния) в семье таежного охотника. С раннего детства будущего Героя Советского Союза учили метко стрелять Еще в детском возрасте Василий научился стрелять из лука по диким зверям. По прошествию времени, когда он уже освоил это мастерство, дед наградил юного охотника ружьём. Именно суровая таёжная закалка помогла Василию выжить в тяжелейших боях Сталинграда. Там, за неполные три месяца он 225 фашистских солдат и офицеров.


Василий Зайцев в Сталинграде, октябрь 1942 г.
В Сталинграде после разрыва немецкой шрапнели Зайцев потерял зрение. Врачи потратили немало усилий, чтобы его восстановить, но, к сожалению, стрелять с такой же точностью Зайцев уже не мог. Знаменитый снайпер стал обучать своему ремеслу новые поколения бойцов.

В 1943 году он разработал тактику, так называемую, "Шестерку". Согласно ей снайперы должны действовать группами — «шестёрками», когда одну и ту же зону боя перекрывают огнем три пары стрелков и наблюдателей. Эта тактика до сих пор используется в российской армии.
«Я взял шесть своих учеников и отправился «встречать» пополнение. Расположились, ждём. Видим — немецкая рота идет во весь рост. Мы и начали щелкать. Я убил одиннадцать немцев. А все вместе мы уничтожили 40 фашистов»
За время городских боёв в составе частей 62-й и 64-й армий действовали 985 снайперов, которые уничтожили порядка 30 тысяч солдат и офицеров вермахта (это примерно две нацистские дивизии).
Звание Героя Советского Союза знаменитому снайперу было присвоено 22 февраля 1943 года. Зайцев скончался в возрасте 76 лет в Киеве 15 декабря 1991 года.Таким образом, охотники имели очень важное значение для Советского Союза в Великую Отечественную войну. Помимо тех героев, о которых мы рассказали существовали ещё безымянные снайперы-охотники, от которых порой зависел исход сражения. Вклад в победу над нацистской Германией этих простых, но поистине одних из самых подготовленных бойцов трудно переоценить.

в тылу
Сибирь на войне
Иркутск являлся глубоким тылом, но все же вклад людей в победу бесценен.








Максим Уткин

Немного вступления не помешает. Я родился в маленьком городе Восточной Сибири под названием Ангарск. Главным лозунгом города считается "Ангарск - город, рожденный победой", и это действительно так. В своем материале я расскажу про соседний от моей малой родины город - Иркутск. Столица Иркутской области, откуда на войну было отправлено около половины населения, а оставшиеся граждане трудились в поте лица день и ночь на эвакуированных из Москвы заводах. Голод, эпидемии, дизентерия, брошенные дети - этот регион пережил многое в годы ВОВ и успешно справился со всеми проблемами на пути к Победе.

А как же дети?
С приходом войны пришли и такие проблемы как голод, заболевания, нехватка боеприпасов. Весной 1942-го рацион горожан в Сибирском Военном Округе вошли крапива, лебеда и практически любая трава. Люди неразборчиво ели всё, что хоть как-то утоляло голод, поэтому легко получали болезни. Начались отравления. Из-за отсутствия санитарных норм развились дизентерия и другие заразные болезни.
Грудные и малые дети часто заболевают поносами. Этому благоприятствует грязное содержание квартир, домов и помойных ям. Гражданам стоит избегать употребления в пищу сырого молока и воды, необходимо промывать кипяченой водой ягоду, овощи и всякую зелень. Больным тяжелыми поносами и дизентерией необходимо немедленно обращаться в больницу
сообщал через газеты жителям города завкафедрой детских болезней Иркутского государственного медицинского университета А. Фельдгун. Также говорилось о принятии решения вакцинировать детей бактериофагами - всех, кто ходит в ясли и детские консультации. Лекарство детям давали раз в неделю с мая по октябрь, пока мороз не снизит опасности распространения эпидемии.
В условиях Великой Отечественной войны защита здоровья и жизни детей была признана государственной задачей. Спасение от гитлеровских агрессоров приравнивалось к задаче защитить здоровье детей и граждан. Два первых года войны в Иркутске и Улан-Удэ были самыми страшными. Чего только стоит голодное лето 1942-го. Но лишь 11,5 % малышей в возрасте до 1 года отводили в ясли и давали детское питание из молочных кухонь. В возрасте от 1 года до 3 лет - 20,9 %. Вот страшные данные по столице Бурятии, которые приводит в своей работе московский историк Наталья Карамышева: «В июле в Улан-Удэ от недоедания, плохого ухода и болезней умирает 74 % детей первого года жизни». Похожая ситуация и в Иркутске.

Из центральной части страны эвакуированы доктора, ученые-медики и рабочая сила. На 1 врача приходится 50 тысяч детей в возрасте до 8 лет и это считалось уже достижением. В ноябре 1943 года столовые обслуживали 33 625 ослабленных детей Восточной Сибири, но нуждающихся в этом было куда больше. Принято решение в 1942/1943 учебном году во всех школах городов и рабочих поселков выдавать детям на завтрак по 50 граммов хлеба и 10 граммов сахара сверх карточек.


Но указ не соответствовал реальному положению дел. Дети получали пайки, но далеко не каждый и не систематично. В 1944-м, из 467 школ девяти районов Иркутской области горячие завтраки выдавались только в 159. Все, кто старше 12 лет, получали 300 граммов хлеба, а также по карточкам отоваривали только сахар и кондитерские изделия в ничтожно малом количестве.
К середине войны в Иркутской области начали распространяться опасные инфекции. Эвакуированные и мобилизованные на работы в Сибирь привезли эпидемии и в немногочисленные поликлиники выстраивались такие очереди, что доктора были не в силах принять всех. Прием в поликлиниках: в будни с 7 до 23 часов, в воскресные: с 9 до 20.
Из Сибири призвали в первый же год войны более 15 % населения, в Иркутске формировали стройотряды из мобилизованных селян из Средней Азии. В Приангарье в начале 1944 года их работало около трех тысяч. Они не выдерживали суровых условий и постоянно болели дистрофией и др. А также они привезли малярию, которой Иркутск раньше не знал. Врачи обязаны были обнаружить лихорадочных больных, участвуя в подворных обходах. Прием больных вели фельдшеры.

Область начал поглощать туберкулез. Только в 1944 году в Иркутске была открыта больница на 150 коек. На местных курортах организовывали санатории. Для них были выделены особые фонды продовольствия. Снижение смертности от инфекционных болезней уже в 1943 году снизилось, несмотря на общее ухудшение состояния здоровья населения. Помогло развитие противоэпидемической деятельности, создание новых лекарственных препаратов, самоотверженный труд медиков. Таких эпидемий, как в Кузбассе, Новосибирской области и Красноярском крае у нас, по оценкам врачей, не было.
Каждый раз, думая о Великой Отечественной войне, я пытаюсь представить то, в каком напряжении и в каких условиях жили в то время люди. А особенно дети. Выше я привел лишь часть найденных мною фактов о том, как выживали растущие организмы в таком жестоком режиме. Моя бабушка была ребенком в то время, и она рассказывала, как 14-летние дети шли работать на пищевые предприятия, швейную фабрику, медицинские учреждения в качестве помощников и санитаров, только чтобы прокормить своих больных, изнеможенных опекунов. Приходилось очень рано взрослеть и принимать на себя весь груз ответственности. Они могли бы ходить в школу, ездить в детские оздоровительные лагеря, просто слоняться по дворам с другими детьми и бездельничать. Но их этого всего лишили. Не было у них крутых игрушек и сладостей, зато были ничтожный паек, больной кишечник и великая сила духа. Только представьте - сейчас, в условиях карантина (2020 г.), дети, находясь дома, в окружении игровых приставок, компьютеров, планшетов, смартфонов, с чистой постелью и горячей водой, полным еды холодильником и живыми родителями, выражают недовольство по поводу запрета на прогулки, чтобы не заболеть. А ведь многие из них просто даже не представляют, что жизнь может быть еще труднее. Мое сравнение с современными детьми может и не совсем корректно, но я не могу не проводить такую параллель, ужасаясь фактам о военном режиме. Ведь я и сам не представляю, как бы я выжил там.
ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
В Иркутске 28 марта 1932 года началось строительство первого авиазавода по указу Наркомата тяжелой промышленности СССР под названием «Иркутский авиационный завод № 125». В 1934 открытие. В 1935-1937 завод начал производить первую модель - истребитель И-14 ( на фото справа вы можете его увидеть).

В школьные годы нас все время водили по музеям - даже в возрасте, когда еще это кажется совершенно скучным и ненужным, у меня рождался интерес к историям людей, прошедших войну. В городе Ангарске стоит музей Победы, в котором я был два десятка раз и могу с уверенностью заявить - этот музей является настоящим наследием, несущим полезную историческую информацию людям всех поколений. Помимо этого музея я часто бывал на экскурсиях по Иркутскому Авиационному Заводу и музею, учрежденному там же. Я помню, как нам показывали первые модели И-14, сложнейшие детали пикирующего бомбардировщика Пе-2, который начали производить на этом заводе после эвакуации Московского завода №39 в 1941. Да-да, в том году мз №39 переехал к заводу №125 в Иркутске, это было очень важным шагом в сфере снабжения фронта тяжелой военной техникой.
Пикирующий бомбардировщик Пе-2
Самые тяжелые строчки
Битва под Ржевом - незабытый подвиг
Ольга Сластикова
Мой дед, Колпаков Михаил Дмитриевич (1920-2004), никогда не говорил с нами, внуками, о войне. Но воспоминания о ней всегда жили где-то рядом с нами, вплетаясь во все события мирной жизни. Помню, в детстве по просьбе бабушки распахиваешь дверцы старенького шкафа в поисках праздничной скатерти и вдруг слышишь тихое позвякивание – это случайно задетый рукав дедовского костюма с боевыми наградами вдруг напомнил о себе. Невольно замираешь, начинаешь рассматривать уже прекрасно знакомые медали. Но особенный трепет каждый раз вызывает Орден Красной Звезды и медаль «За отвагу» с чуть выщербленным краешком – немые свидетели событий 1941-45 гг. Пройдут годы, прежде чем обнародуют документы Центрального архива Министерства Обороны (ЦАМО), и я узнаю о подвиге деда, а потом и прочту его дневниковые записи, которые он начал вести, когда мне, его старшей внучке, было всего 2 года. Он писал не для музеев и печати - видимо, душа фронтовика требовала высказаться, хотя бы на бумаге. И я благодарна ему за эти короткие и скупые строчки, за которыми стоят самые тяжелые для нашей страны бесконечные военные годы.

М.Д. Колпаков в 1970 году
Сейчас я пытаюсь разглядеть за этими строками своего двадцатилетнего деда, молодого командира, попавшего в начале сентября 1941 года в район Западной Двины, под Ржев, где развернулись самые кровопролитные сражения Великой Отечественной. Я бы хотела посмотреть на события тех лет его глазами, чтобы оживить многочисленные труды историков по этой теме и увидеть за фотографиями, картами и архивными документами обычного юного лейтенанта, кто знал эту войну изнутри.

Перед войной, 1940 г.
Его дневник стал для меня своеобразным проводником в военной истории. И вот что я открыла для себя о той Ржевской битве, читая современные исследования.
«Ржевская битва»: коротко и только факты:
- Термин «Ржевская битва» введен российскими историками С. А. Герасимовой, Б.И. Невзоровым и А. М. Малышевым. Но первым такое определение событиям под Ржевом дал генерал-лейтенант Д. Д. Лелюшенко в сентябре 1942 года. В интервью известному военному журналисту Илье Эренбургу он сказал: «Ржев – это не локальный бой. Это большая и длительная битва».
«Выступ» – это линия фронта, которая появилась в ходе контрнаступления под Москвой в декабре 1941- январе 1942 года.

- Суть происходившего: сюда были стянуты фашистские силы группы армий «Центр», которые образовали в первой половине 1942 года многокилометровый, хорошо укрепленный Ржевско-Вяземский плацдарм. Противник неслучайно встал здесь намертво: это самое близкое направление до Москвы – всего 150 (по некоторым данным – 180) км. Поэтому советская Ставка Верховного Главнокомандования ставила одной из приоритетных задач ликвидировать опасную немецкую группировку. Для этого за период с 8 января 1942 года по 31 марта 1943 года здесь было проведено 4 крупные наступательные операции советских войск (Западный и Калининский фронты) против фашисткой группы армий «Центр». Цель: ликвидировать Ржевский выступ, освободив города Сычевку, Вязьму, Ржев и, главное, обезопасить Москву.

- Ранее, до введения термина «Ржевская битва» эти 4 военные операции не рассматривались как часть одного крупного события. Историки до сих пор не пришли к единому мнению по этому вопросу.

- Ранее, до введения термина «Ржевская битва» эти 4 военные операции не рассматривались как часть одного крупного события. Историки до сих пор не пришли к единому мнению по этому вопросу.

- Битва разворачивалась на масштабных территориях. По современным данным продолжительность ломаной линии фронта была более 800 км – по мнению С.А. Герасимовой, длина передовой вполне сравнима со Сталинградской.

- Военные действия под Ржевом носили ожесточенный характер.

- 8 из 15 месяцев боев на этом участке фронта наши войска наступали, а, начиная с 1942 года, советские войска имели стратегическую инициативу.

- В конце четвертой Ржевско - Вяземской операции (2 марта - 31 марта 1943 года) был достигнут стратегический результат – основательно потрепанные немецкие дивизии были выведены с Ржевско-Вяземского выступа, и опасность для Москвы была ликвидирована полностью и навсегда.

- Силы противника были настолько сильно измотаны в боях под Ржевом, что исследователи уверены: победа в Курской битве осталась за нами еще и потому, что дивизии группы армий «Центр» так и не восстановились к июлю 1943 года.


- Потери – это, пожалуй, самая больная тема боев под Ржевом. Официальной статистики до сих пор нет. В книге «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь» автора Кривошеева Г. Ф. и других впервые посчитаны эти скорбные цифры: всего под Ржевом за 8 месяцев боев (из 15-ти) общие потери составили более одного миллиона трехсот тысяч человек. Для сравнения: в Сталинградской битве общие потери равнялись свыше одного миллиона ста тысяч человек.

- Все факты свидетельствуют о том, что события, развернувшиеся в 1942-1943 годах подо Ржевом были именно битвой, но официальной точки зрения до сих пор нет: мнения историков расходятся. Поэтому до сих пор в учебниках истории нет такого понятия «Ржевская битва», но я вижу, какая огромная работа идет по ликвидации белых пятен. На бывших боевых рубежах работают поисковые отряды, которые стараются идентифицировать всех советских бойцов, погибших в «Ржевской мясорубке». Это вселяет надежду, что наступят времена, когда мы вспомним всех героев Ржевской битвы поименно и почтим их память.

- К 75-летней годовщине Великой Победы на месте тяжелых боев под Ржевом будет открыт Мемориал советскому солдату в память обо всех бойцах Великой Отечественной войны.
Выстоять под Ржевом! Страницы дневника Михаила Дмитриевича Колпакова, артиллериста, подполковника, ветерана Великой Отечественной войны.
За несколько месяцев до…
…Прибыли мы на Западный фронт в составе 178 стрелковой дивизии (24 армия) 12 июля 1941 года. Выгрузились на станции Сычевка Смоленской области. Своим ходом проследовали Сычевка- Вязьма – Издешково и заняли очередную позицию на Смоленском направлении у деревни Тупичино… Работы в те трудные летние дни было много. Фашистские самолеты все время висели в воздухе вдоль Смоленского шоссе. Батарея вела огонь, часто меняя огневые позиции. Наших самолетов было много.

… В начале сентября 1941 года нашу дивизию из-под Смоленска перебросили в район Западной Двины (юго-западная часть Калининской области). Здесь оказался открытый участок фронта. 178 стрелковая дивизия остановила гитлеровцев, заняла оборону. Но в начале октября фашисты прорвались в район г. Белый, и мы вынуждены были отойти. Разрушили землянки, сожгли заготовленный на зиму картофель и отступили на Нелидово- Оленино – Мончалово – Ржев – Калинин. Все перечисленные города заняли гитлеровцы. Это были тяжелые дни. … Вспоминается тяжелый бой под Ржевом, фрицы рвались к Москве, наши войска отступали. Было это в октябре 1941 года. Батарея стояла на прикрытии моста через Волгу. Самолеты эшелонами шли на Ржев. Прерывистое завывание «Юнкерсов» и «Мессершмиттов», взрывы бомб беспрерывно наполняли воздух. Батарея вела огонь по стервятникам целый день. Сколько в этот день подбила самолетов батарея командира боевого взвода М.М. Свистунова, считать было некогда. На западном берегу Волги появились немецкие танки. Получен приказ: отойти и занять огневую позицию в районе Старицы. Сделали последние залпы по вражеским самолетам. Мост взлетел на воздух. То ли немецкие бомбы угодили в него, или наши подорвали, чтобы задержать противника, сказать трудно, но переправы не стало. Оставшиеся наши части переправлялись на восточный берег Волги уже кто на чем мог…

Битва: начало. История одного подвига

…В январе 1942 года 178 стрелковая дивизия вместе с другими соединениями вела наступательные бои, освобождая от фашистских захватчиков южную часть Калининской области, и вышла на рубеже западнее г. Ржева. Ржев в то время освободить не удалось. Противник в феврале месяце предпринял сильный контрудар на этом направлении, и часть наших войск оказалась отрезанной от основных сил (239 армия). Оказались в окружении и некоторые подразделения нашей дивизии, в том числе оперативная группа штаба с командиром дивизии полковником Кудрявцевым А.Г., комиссаром дивизии полковым комиссаром Талановым. Связь с ними прервалась.

Однажды вызвал меня начальник политотдела старший батальонный комиссар Жалис М.А. и сказал, что я – младший политрук Колпаков – назначаюсь политруком разведгруппы, которой поручено установить связь с окруженными подразделениями, доставить питание для радиостанции. В состав разведгруппы включен врач-хирург. Он направляется для усиления медсанчасти. Командиром группы назначен лейтенант Антонец. Сборы были недолгие. Получили лыжи, новые маскировочные халаты, дополнительный комплект боеприпасов, сухой паек и вечером того же дня приступили выполнять боевое задание. Лейтенанта Антонца я знал еще до войны: служили в одном гарнизоне в небольшом сибирском городке Славгороде. Я был командиром орудийного расчета, а он уже тогда был кадровым военным, командовал кавалерийским эскадроном и проявил себя смелым волевым командиром. С остальным личным составом пришлось знакомиться в пути. Для перехода линии фронта выбрали участок в районе населенного пункта Струйское. Под покровом ночи подошли к передовой гитлеровцев, но фрицы нас обнаружили и открыли сильный пулеметный огонь. Пришлось отойти назад. В следующую ночь на другом направлении просочились через линию фронта незаметными, и к утру прошли километров пятнадцать по тылам противника. Днем отдыхали в лесу, вели наблюдение за дорогой между деревнями, которую нам предстояло пересечь.

Как только стемнело, стали передвигаться дальше. Но вот при переходе большака наткнулись на гитлеровцев. Залегли. Открыли огонь. Фашисты были вооружены автоматами. Завязался бой. Фрицы не выдержали нашего огня. Теряя убитых, они скрылись в направлении деревни. Мы пересекли поле и углубились в лес. У нас оказались раненые, в том числе командир группы. Положение осложнилось. Врач осмотрел раны (сам был легко ранен), оказал необходимую медицинскую помощь. К счастью, очень тяжелых ранений не оказалось. Однако двигаться в составе отряда раненые пока не могли. Командир группы несмотря на то, что был ранен, без колебаний принял решение: для раненых сделать шалаш, оставить с ними трех бойцов, остальным продолжить выполнять боевое задание. Передал карту с маршрутом и поручил мне выполнять обязанности командира. Причем условились, что на обратном пути мы заберем раненых. Если же в течение трех суток мы не вернемся, то считать, что не пробились к своим, и оставленная группа должна выходить самостоятельно. Но мы пробились. Около разъезда Чертолино сняли немецкого патруля, перешли железную дорогу. Заглянули в будку обходчика. Железнодорожник оказался русским. Спросили: «Почему у фашистов служишь?». Ответил, что работает по заданию партизан. Поклялся, что он наш человек. Рассказал, как лучше пробраться к нашим частям. Мы поверили ему.

Хорст Гроссман с января 1942 года — командир 6-й пехотной дивизии, генерал-майор. С января 1943 — генерал-лейтенант:

2 марта в 18.00 тыльные отряды оставили, согласно приказу, старый передний край обороны, а с ним также и Ржев. В докладе 9-й армии об этом говорилось следующее: «Вечером 2 марта 1943 года последние немецкие арьергарды, не вытесненные врагом, покинули уже давно оставленный город.
В интересах общей операции в полной боевой готовности тем самым армия без всякого вражеского давления сдала территорию, завоеванную в тяжелой борьбе.

«Календарь Победы»
На горизонте вспыхивали осветительные ракеты фашистов. По их вспышкам легко определялась линия фронта. Перешли её без потерь. Боевое задание было выполнено. Меня сразу же доставили к командиру и комиссару дивизии. Я подробно доложил обстановку, передал пакет. На улице уже брезжил рассвет. В тылу врага остались наши раненые товарищи. Нужно было их выручать. Бойцы моей группы очень устали. Поэтому в моё распоряжение выделили новую группу бойцов из разведроты. Ребята оказались боевые, обстрелянные, хорошо ходили на лыжах. Вечером на лошадях нас подвезли к передовой, и мы пошли на выручку товарищей. Линию фронта перешли без потерь. К утру добрались до шалаша с ранеными. Сколько радости было у наших товарищей! Все выползли из шалаша. Лейтенант Антонец обнял меня.

День ушел на отдых и подготовку в путь. Как только стемнело, мы покинули стоянку и медленно пошли. Раненым помогали идти здоровые бойцы, поддерживали их. Приходилось очень часто отдыхать. За ночь прошли только половину пути. Днем вели наблюдение, разведку. Один из бойцов пробрался в крайний дом близлежащей деревни. По его рассказам, в доме было трое гитлеровцев, и он вех их уложил очередью из автомата. Вышли к своим из вражеского тыла на следующий день. Раненых сразу отправили в медсанбат. В этом боевом эпизоде смело и четко действовали все участники операции. Но особое мужество проявили лейтенант Антонец и военврач, фамилии которого я, к сожалению, не помню. Не знаю и как сложилась их дальнейшая фронтовая жизнь…

Когда пришел в политотдел, чтобы получить партбилет, который был сдан мной перед уходом на выполнение операции в гитлеровском тылу, политрук Максимов крепко пожал мне руку и сказал: «Присаживайся. Рад, что выполнил задание и вернулся целым. Сейчас закончу одно дело и выдам твой партбилет». В это время с улицы часовой постучал в окно и крикнул «Воздух». Захлопали зенитки. Зазвенели стекла в рамах. Раздался взрыв. Когда мы опомнились, то увидели, что политрук Максимов лежит на спине, обхватив руками живот. На полу кровь. Оказалось, что бомба разорвалась недалеко от дома, стекла в рамах выбило, один из осколков попал в живот политруку. Перевязали мы его. Быстро отправили в медсанбат. Но рана оказалась смертельной. Политрук Максимов скончался. Погиб и часовой, который стоял на улице и подал сигнал «Воздух!»
В Ржевском котле
В феврале 1942 года пришлось пережить трудные военные дни. Гитлеровцы окружили 29 армию, в которую входила наша дивизия. Бои были жестокими, не хватало боеприпасов и продовольствия. Ели конину. Тысячи наших воинов погибли в этом ржевском котле…
…Были большие потери и в живой силе, и в технике. Об этом мы предполагали тогда. Но подлинные потери нам – среднему комсоставу – в масштабе армии были, конечно, не известны.
В шеститомнике истории Великой Отечественной войны во втором томе, на странице 328 об этих событиях написано так: «5 февраля 1942 года фашистские войска развернули наступление против 29 Армии западнее Ржева…17 февраля – замкнулось кольцо окружения 29-й Армии…Был дан приказ о выходе из окружения в южном направлении и соединиться с 39 Армией…К моменту выхода из окружения 29 Армии в ней осталось лишь около 6 тысяч человек. Последние трое суток окруженные части не имели продуктов и боеприпасов».
О боях западнее Ржева рассказано в книге «С душой о Родине» (военные мемуары) героя Советского Союза генерал – лейтенанта В.Р.Бойко. В то время он был членом военного Совета 39 Армии. В книге так же упоминается о боевых действиях 178 стрелковой дивизии под Ржевом, Вязьмой, Духовщиной (Военное издательство Минобороны СССР, Москва, 1982 г.)
...В апреле 1942 года я прибыл в 239 отдельную зенитную артиллерийскую батарею. Таким образом, я вновь стал зенитчиком и был очень рад. Наступление наших войск приостановилось. Ржев взять не удалось. И мы крепко засели в оборону. Батарея прикрывала с воздуха войска дивизии, а весной и летом - переправу через Волгу у деревни Еремеево.
… В августе 1942 года вновь было предпринято наступление на Ржев. Артиллерийская подготовка длилась около часа. Первая линия обороны гитлеровцев была прорвана. Но взять Ржев опять не удалось. Фашисты здорово укрепили район Ржева, так как на этом направлении было самое короткое расстояние до Москвы. Это наступление не позволило гитлеровцам снять из-под Ржева войска под Сталинград.

..2 марта 1943 года началась Ржевско-Вяземская наступательная операция войск Калининского и Западного фронтов...

...2 марта частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 100 автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 14 артиллерийских батарей противника...

Из сводок Совинформбюро:
Мы освободили г. Ржев только в марте 1943 года. Наша дивизия стала развивать наступление в направлении г.Вязьмы. Гитлеровцы отступили.
В марте 1943 года после взятия Ржева наша часть проходила по тем местам, где была окружена 29 армия, снег ещё не полностью растаял, а в полях и перелесках были видны многочисленные трупы наших красноармейцев и комиссаров. Сердце кровью обливалось при виде такой картины.

оВ последний час: Наши войска заняли горд Ржев. Несколько дней назад наши войска начали решительный штурм города РЖЕВА. Немцы давно превратили город и подступы к нему в сильно укрепленный район. Сегодня, 3 марта, после длительного и ожесточенного боя наши войска овладели РЖЕВОМ.

Газета «Известия» от 4 марта 1943 года
Боль и память ветерана
… Думали быстро разбить фашистов. А оказалось, что в первые месяцы войны немцы нас стали бить на всех фронтах. Наша часть отступила от Смоленска до Торжка. Особенно тяжёлые бои были под Ржевом в составе 29 Армии, которая попала в окружение. Сколько там полегло наших солдат, страшно подумать. Потребовалось четыре года огромного напряжения и нечеловеческих сил, чтобы разгромить врага. Ничем не измерить горя и страданий, которые принесла нашему народу война.
Сердце кровью обливается, когда вспоминаешь погибших товарищей. Из нашей деревни Нифантовской на войну ушли 40 мужчин, из них не вернулись с войны 18 человек. Погибли мои друзья детства и юности Саша и Ваня Колпаковы, Миша Пятунин, Коля Колпаков (брат жены), Иван и Алексей Поповы, Михаил и Александр Подосеновы, Павел Захаров и Василий Мачатов (мои двоюродные братья), мои однополчане – Алексей Вехарев, Михаил Русаков, Борис Захаров, Андрей Попов. Да разве всех перечислишь.
Мне повезло, остался жив. Были моменты, когда чудом остался цел, особенно в окружении под Ржевом.
Послесловие

Как причудливо складывается судьба! После того памятного для моего деда рейда по тылам противника, когда они выполняли боевое задание, а потом и выручали своих раненых товарищей, его назначили литературным сотрудником дивизионной газеты «Вперед». Но журналист из него не получился: «Чувствуя, что я не в своих санях, подал рапорт о переводе меня на командную должность, так как я окончил курс по программе командира взвода», - пишет он. И надо же такому случиться, что журналист получился из меня, его внучки.


Победа в Ржевской битве, 1943 год
Я иногда думаю о том, что это неспроста: нам, служителям пера, дан талант искать информацию и делиться ею с читателями, и наши рассказы о подвигах русских бойцов в годы Великой Отечественной помогут сберечь память народа, а новому поколению - обрести опору. Сила духа русского народа безгранична: ведь стоит только представить себе события из дедового дневника, скрытые за спокойным тоном его повествования: жизнь на острие передовой, гибель друзей, нехватка боеприпасов и продовольствия, полная неизвестность впереди – и в противовес всему этому поистине нечеловеческая вера в силу народа и правое дело! Это и есть наш неприкосновенный резерв, доставшийся по наследству от поколения победителей – наших дедов и прадедов.

Ольга Сластикова
День Победы в г. Каргополь 1982 год. Колпаков М.Д второй справа в 3 ряд
~
Благодарим
за предоставленную информацию:
«Успела записать»
Алину Кочеткову (за предоставленные записи разговора с Марией Ждуновой)
Юрия Ждунова—сына Марии Аввакумовны (за предоставленные фотографии Марии Ждуновой)
«Военные медики»
Портал документов Второй мировой войны «Память народа»
Cетевой ресурс «LiveJournal»
Портал «Медицинский Некрополь»
Проект «Кровь доноров – тысячи спасённых жизней» городской клинической больницы имени М.П. Кончаловского
Headache Relief Unit за музыкальное сопровождение
«Подвиги железнодорожников»
Акимова Василия Петровича— ветерана Великой Отечественной войны, за честные рассказы о службе на бронепоезде.
Валерию Борисовну Соловьёву—начальника научно-просветительского отдела Музея Железных дорог России, за помощь в поиске информации.
Алексея Борисовича Вульфова— председателя общества любителей железных дорог, за помощь в поиске полезной литературы.
Архив г. Красногорск.
Военно-медицинский музей Санкт-Петербурга
«Летчики моей семьи»
https://pamyat-naroda.ru/ - открытый архив подлинных документов о Второй Мировой войне.
https://obd-memorial.ru/html/ - Обобщенный банк данных «Мемориал» - банк данных о защитниках Отечества, погибших, умерших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период. https://ru.stsg.de/cms/dokstelle/content/o-tsentre/tsentr-dokumentatsii - центр документации Германии дающий сведения о погибших и плененных в Германии/Deutsches Dokumentationszentrum gibt Auskunft über tote und Gefangenein Deutschland.
http://www.pomnite-nas.ru/ - фотографии и описания мест захоронений.
Студии «Крылья России» при летно-исследовательском институте им. М.М.Громова за предоставленные хроники и инструктажи периода 41-45гг.
https://voenhronika.ru/ - портал военной хроники
Так же, хочется выразить благодарность моему дедушке Сергееву Алексею Николаевичу, за рассказанную жизнь моего прадедушки и помощь в нахождении семейных материалов.
Благодарю своего покойного отца Олега Александровича и покойного дедушку Александра Александровича за предоставление фотоальбома моего прадедушки, а также за прекрасное детство, где мне рассказывали и показывали как воевали наши деды.
«Сибирь на войне»
Ольгу Липчинскую за статью «Сибирь в войну» в Комсомольской Правде Иркутск - https://www.irk.kp.ru/daily/26372/3253139/
Интернет-портал «Образование и Православие» за информацию о сибиряках в Великой Отечественной войне - http://www.orthedu.ru/kraeved/hist-nsk-eparh/1464-10.html
Веб-энциклопедию «Иркипедия» за исторические справки об Иркутском Авиационном заводе - http://irkipedia.ru/content/aviazavod_velikaya_otechestvennaya_voyna_i_evakuaciya_zavoda_no_39_v_irkutsk_hvoshchevskiy
Сайт «Иркут» за открытый список основных событий завода - http://www.irkut.com/about/history/
Издание «Наука в Сибири» за редкие фотографии и исторические справки - http://www.sbras.info/articles/simply/zhizn-ne-ostanavlivalas-sibir-v-gody-velikoi-otechestvennoi-voiny
«Битва под Ржевом - незабытый подвиг»
сетевые ресурсы:
Сайт проекта «Календарь Победы» pobeda.elar.ru
Портал «История. РФ» histrf.ru
Сайт проекта «Победа. РФ» pobedarf.ru
Сайт «Туристический портал Тверской области» welcometver.ru
Сайт проекта «Ржевский мемориал» rzhev.histrf.ru
Сайт проекта «Память народа» pamyat-naroda.ru
Тверскую областную библиотеку им. А.М. Горького (за запись лекции о Ржевской битве историка С.А. Герасимовой 19 марта 2020 г.)


«Франко-русский небесный союз»
В первую очередь приношу огромную благодарность моему бывшему классному руководителю - Яковлеву Павлу Александровичу - за то, что именно благодаря ему я решила взять такую замечательную тему для статьи.
Также огромную благодарность приношу моему учителю французского языка - Крупиной Наталье Васильевне - за то, что она помогла мне найти актуальный материал и за то, что развивает музей, посвященный "Нормандии-Неман" в школе, в которой я когда-то провела свои одиннадцать прекрасных лет.
Приношу благодарность всей ГБОУ школе #712, ведь именно в ней я впервые узнала о том, что СССР и Франция были близкими товарищами на фронте во времена Великой Отечественной войны.
Приношу благодарность любимому преподавателю по русскому языку и культуре речи и истории отечественной литературы в ММУ - Комаровой Наталии Ивановне - за то, что она дала прекрасную возможность поучаствовать в этом замечательном интересном проекте, и за то, что верила и верит в каждого из нас. Спасибо мму за знакомство с таким творческим, любящим и ярким преподавателем.
Так же огромное спасибо тем людям, которые опубликовали информацию, связанную с этой темой, а именно сайтам:
1. Memorial Normandie-Niemen за информацию и фото-материалы. (normandieniemen.free.fr)
2. Библиотеке "История.РФ" и автору замечательной статьи про Нормандию-Неман Сергею Антонову. (https://histrf.ru/biblioteka/b/normandiia-vstupaie...).
3. Автору трёх интереснейших книг о Нормандии-Неман и просто хорошему человеку - Дыбову Сергею Владимировичу. Его книги рассказывают о невероятных подвигах солдат известного полка. (книга, которую я взяла за основу: С.В. Дыбов "Подлинная история авиаполка "Нормандия-Неман" https://www.litmir.me/br/?b=571299&p=1)
«Танк "Клим Ворошилов"»
источники за предоставленную информацию и фотографии:
1. https://ru.wikipedia.org/wiki/КВ-1
2. https://topwar.ru/157671-jevoljucija-vooruzhenij-tanka-kv-1.html
3. https://russian7.ru/post/tank-kv-1-gigant-v-brone/
Отдельная благодарность Headache Relief Unit за звуки костра.
«Стрелки-охотники»
Русский охотничий портал: "Охотники - Фронту!".
Статью сайта "Русская семерка" - "Оленеводы, охотники, шаманы: кто на Великой Отечественной становился успешными снайперами".

~
Над проектом работали:
E
Комарова
Наталия Ивановна
Руководитель проекта
M
Виктория Калестрова
«Успела записать»
Дарья Королёва
«Военные медики»
Анна Хребтова
«Подвиги железнодорожников»
Александра Сергеева
«Летчики моей семьи»
Екатерина Игнатова
«Франко-русский небесный союз»
Сергей Алямовский
«Танк «Клим Ворошилов»»
Алина Сухарева
«Стрелки охотники»
Максим Уткин
«Сибирь на войне»

Web-дизайнер
Ольга Сластикова
«Битва под Ржевом - не забытый подвиг»
E
Мария Григорьева
Web-дизайнер
контент-менеджер
M